Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

Обозреватель «МК» оказался на Кольском полуострове в разгар полярной ночи. Солнце с ее наступлением не поднимается в течение 21 дня. В это время темно почти все время, за исключением каких-нибудь четырех часов. В заснеженном царстве чунозерского Деда Мороза, обитающего на берегу Чунозера, в тундре, почти никого нет. Разве что сотрудники Лапландского заповедника, внесенного ЮНЕСКО в свою всемирную сеть биосферных резерватов еще в 1985 году и расположенного севернее полярного круга на 120–170 км.

Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

У большинства наших соотечественников сложилось представление, что Лапландия — это Финляндия. Но ее территория простирается в Скандинавии и России. Наша, российская Лапландия находится на Кольском полуострове. Еще одно ошибочное представление связано с тундрой. Многие думают, что это бескрайняя равнина, покрытая низкорослой травой. Тундра Лапландского заповедника, созданного еще в 1930 году, — царство низких гор и холмов.

Чтобы встретиться с самым северным Дедом Морозом, обозревателю «МК» пришлось лететь на самолете до Мурманска, а потом больше двух часов ехать на машине в темноте полярной ночи. Зато именно в это время есть шанс увидеть северное сияние. Ради него туда едут китайцы, верящие в то, что под сиянием небес возможны самые удивительные истории любви и зачатия. Кольский полуостров полюбили наши кинематографисты. После выхода «Левиафана» Андрея Звягинцева, снимавшегося в Кировске и Териберке, туда устремились любители природы и экстрима. Заброшенных территорий в этих краях немало, и они пугают особенно во тьме своими апокалиптическими пейзажами. Местные жители, в основном чиновники, обвиняют авторов «Левиафана» в том, что очернили их родные места. Но лучше бы они их привели в надлежащий вид. Там, куда отправляемся мы, — тишь да благодать, бескрайние снежные пейзажи и почти ни души.

Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

Поскрипывая снегоступами по снегу и льду, направляюсь к Деду Морозу, чтобы поговорить с ним как с человеком. Про него даже книжка написана. Она рассказывает о навалившейся на Деда беде: угнали у него волшебных оленей, Снегурочка позвонила в милицию, а там восприняли звонок как розыгрыш. Пришлось своими силами спасать оленей. А они в этих краях не домашние, как в Финляндии, а исключительно дикие и занесены в Красную книгу России.

Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

На пороге терема стояла стройная Снегурочка. Она и указала дорогу к соседним домам, где расположены два музея, но сначала пригласила в гости к Деду Морозу. Он в это время отдыхал, слегка приспустив бороду. Устает на работе. Но о чем ни спросишь, задорно даст ответ с какой-нибудь загогулиной.

— Можно к вам, Дедушка Мороз, поговорить в неформальной обстановке?

— Заходите, есть несколько свободных минут до прихода детей.

— Как же вы стали Дедом Морозом? Большой у вас стаж?

— Можно сказать, что случайно. Я недавно заступил на свой пост. Так случилось, что мой предшественник, работавший много лет, ушел. Вот мне и предложили его заменить. Я подумал-подумал да и согласился.

— Так вы, наверное, со Снегурочкой — актеры? Обычно они подрабатывают на елках.

— Нет, я не актер, и Снегурочка театральных заведений не заканчивала. Сам я учился в Московском институте стали и сплавов. Всю жизнь работал по специальности в Мончегорске, а теперь на пенсии.

Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

— Много вам писем приходит от детей? Что они просят у Деда Мороза?

— Целые стопки, но пишут и взрослые. Дети просят собачку, кошку, младшего братика. А их родители хотят счастья и лада в своей семье.

— У вас тут фотография с Санта-Клаусом. Дружите с ним?

— Нас разделяет 450 километров. Он в Финляндии живет. Подарков мы с ним друг другу не дарим. Сам я к нему не ездил. Пусть он приезжает, посмотрит, как у нас тут, в российской Лапландии. Встретим как надо. Настоящий Дед Мороз — это я. И появился раньше, чем в Великом Устюге, но мы не спорим о первенстве. Вообще-то Дед Мороз один. Я един во всех лицах — на Таймыре, в Анадыре и Уссурийске, Великом Устюге.

— Любите получать подарки?

— Ничего мне не надо. Хотел бы и дальше быть полезным детворе и Лапландскому заповеднику.

— Но у вас много чего интересного в шкафу. Дети подарили?

— Они самые. Дарят то, что сделали своими руками. Вот смотрите, какой сапожок. Его мне привезли ребята из дома инвалидов из города Апатиты. Я домой ничего не уношу, все здесь выставляю, как в программе Леонида Якубовича. Можно музей организовать.

— Трудно быть Дедом Морозом?

— Важно полностью отдаваться этому делу, чтобы дети не почувствовали, что я не Дед Мороз. Один ребенок подошел ко мне и сказал: «Я раньше думал, что Дед Мороз ненастоящий. А теперь знаю, что ты настоящий». Вот лучшая оценка моего труда.

Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

На многочисленные письма, адресованные Деду Морозу, отвечает сотрудник заповедника, но увидеть его нам не удалось. Надеемся, что это не Баба-яга, хотя как знать. Говорят, что она хорошая сотрудница. И избу ей на ножках отстроили. Скоро обещают завезти мебель. По совету Снегурочки идем в два небольших музея. Один посвящен основателю заповедника — Герману Крепсу, второй — Олегу Семенову-Тян-Шанскому. В его профсоюзном билете в графе профессия написано: «зоолог». На стенах детские рисунки, поразительные для ребенка, на которых — гусеницы, бабочки, зимние цветы и домашняя елка 1920 года. С 12 лет и на протяжении 72 лет Семенов-Тян-Шанский вел фенологический дневник, наблюдая за животными, растениями и погодой. Представлен плуг, которым он распахивал картофельное поле в Чунозерской усадьбе. Быт аскетичный. Все только самое необходимое. Но какие это люди были, сколько сделали ради сохранения природы Севера! Олег Семенов-Тян-Шанский — потомственный ученый, внук знаменитого путешественника и вице-председателя Императорского Русского географического общества Петра Семенова-Тян-Шанского, создатель актографа для записи того, как происходит насиживание яиц. Это Герман Креп заметил талантливого ученого и пригласил в заповедник. А история у него, как и у многих других, — драматическая. Постановлением Совмина 1951 года 87 заповедников на территории страны были закрыты и переданы в ведение леспромхозов. Сколько было сил положено на их восстановление! Согласно данным Росзаповедцентра, в настоящее время в России насчитывается 310 охраняемых природных территорий федерального значения.

Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

Нынешний директор Лапландского заповедника Сергей Шестаков работает в заповеднике с 1994 года.

— Кем вы были раньше?

— Лесником в заповеднике. А сподвиг меня к этому делу живописец Иван Шишкин. Я служил в армии, увидел на стене картину «Рубка леса» и решил стать лесником. Пошел учиться лесному делу в институт, потому как людьми руководить совсем не хотелось, но в итоге все равно пришлось.

— Почему заповедник создали именно здесь?

— На Кольском полуострове — две популяции диких северных оленей. А там, где мы с вами находимся, имеется необходимая территория для их обитания, — компактно расположенная горная местность и леса. В зависимости от снежного покрова олени находится либо в тундре, либо в лесу. Если снежный покров большой в лесу, они уходят тундру. В прошлую зиму снега было мало, и олени практически все время находились в лесу. Поэтому основатель заповедника Герман Крепс выбрал именно эту территорию. В то время здесь находилось 95 оленей, а сейчас около тысячи. Из охраняемых у нас самая крупная популяция.

Олени и до нашей усадьбы доходят. Прошлой осенью мы обнаружили бездыханное тело одного из них. Его росомаха завалила. Это в Финляндии разгуливают домашние олени, их там встретишь на каждом шагу, как коров в Вологодской области. А у нас все не так. Но животные мирно сосуществуют с людьми, не конфликтуют. Осенью один медведь, прежде чем залечь в берлогу, прошел по усадьбе, полежал около чума. Глухари прямо на деревьях кормятся. Зайцы, куницы здесь у нас постоянно. Всем здесь хорошо. Встречаются редкие птицы, есть пять видов хищных птиц — белохвост, беркут, сокол, кречет, сапсан. Мы с 2003 года последовательно проводим инвентаризацию флоры и фауны, и специалисты, занимающиеся изучением лишайника, обнаружили такой его вид, который до этого не встречался в Евразии, только в Америке. В прошлом году был обнаружен новый вид насекомого. После инвентаризации пауков мы организовали их фотовыставку. Это фантастика! Такой мир мы для себя открыли!

— Но от враждебного мира людей, наверное, невозможно отгородиться?

— Бывает, что на снегоходах нарушают границу, и браконьерство есть. Люди незаконно проникают на территорию заповедника. Им почему-то кажется, что у нас рыба слаще. Но оленей не стреляют. Боятся. В 1992 году в последний раз задержали людей с оружием. Суд решил дело в нашу пользу. Больше никто не рискует.

— А что особенного в русской Лапландии?

— Горы, леса, чистейшее озеро, быстрые реки, олени, северное сияние, полярный день и полярная ночь. Само слово «Лапландия» означает край земли.

Обозреватель «МК» побывала в гостях у самого северного Деда Мороза

— Но почему русская — особенная?

— Потому что мы здесь живем. Финны так же скажут о своей Лапландии. Как она описана в сказках про Нильса и в «Снежной королеве», все мы знаем с детства. А у нас не хуже.

— Народ у вас философски настроенный, умеет рассуждать. Даже Дед Мороз.

— Лапландия располагает к размышлениям, философствованию. Поэтому у нас и Дед Мороз — философ. Но, вообще, остановиться некогда, много дел. Только когда один в машине еду, есть такая возможность. Мысли приходят, и нужно успеть сделать то, о чем подумал.

Источник

Добавить комментарий